Счастье Единения

Это было шесть лет назад. Мне тогда было уже почти семнадцать, а Оле ещё было всего шестнадцать лет. Но даже в этом юном возрасте она затмевала для меня любую красавицу. Не могу сказать, что в её внешности есть что-то особенное, кроме, разве что очень длинной чёлки. Оля - девушка среднего роста, с длинными волосами, завязанными в хвост. Она носит самую разную одежду - не понимает, наверное, что лучше всего она смотрится в деловых костюмах. У неё много талантов: она играет на флейте, клавишных, отлично рисует, а какие она пишет стихи: О, что это за стихи! Я вижу в них отражение жизни и смерти, веры и надежды, любви: Позже я положил их на музыку, и мой знакомый, обладатель очень красивого голоса, спел их. Эти стихи - лучшее, что есть в олиной душе. Но человек состоит не только из души, но и из телесной оболочки. У Оли необыкновенное лицо.
Я могу смотреть в него часами, не отрываясь ни на минуту. Иногда я просыпаюсь посреди ночи, вижу её лицо, озарённое лунным светом, рядом с собой, и мне больше не хочется спать - нет, я до самого утра любуюсь самым совершенным творением Господа, и первое, что Оля видит, проснувшись, это мою тёплую улыбку, светящуюся радостью оттого, что у меня есть моя Оля. Постороннему человеку может её лицо может показаться самым обычным лицом, но я-то знаю, что столь прекрасное лицо может быть только у богини, сошедшей на землю, дабы одарить избранного величайшим счастьем - своим присутствием рядом с ним. Когда я рассказывал об этих мыслях Оле, она только посмеялась, но отрицать ничего не стала. Всё верно: я был уверен, что богини не способны лгать. Что же привлекает меня в олином лице, ведь, помнится, когда я только увидел её в десятом классе, я уже не мог оторвать от неё взгляд?! Я получал замечания от учителей, завистливые смешки одноклассников, но ничего не мог с собой поделать. Я размышлял над этим вопросом: думаю - всё. Когда Бог создавал лицо моей богини, Он лепил её не по Своему образу и подобию, а по образу и подобию!
Своего ИДЕАЛА. Заглядывая в бездонные колодцы олиных глаз, я утопаю в тягучей пучине мыслей, мгновенно проносящихся между нами, соединяющих наши взгляды. Её аккуратный нос наводит своей идеальной формой на мысли о возвышенном и прекрасном - то есть возвращает к олиным глазам. Её губы, ровно очерченные и зовущие, не менее прекрасны. Я готов целовать их бесконечно, но после трёх часов этого действа Оля начинает уставать. Да и сам я утомляюсь до боли в губах, но это воистину сладкие муки.
Оля очень умна, хорошо образована, с ней приятно и интересно разговаривать - помнится, до того, как я встретил её, я думал, что таких девушек не бывает, но нет - оказывается, бывают. Я спрашивал её, почему она выбрала меня. При всех её достоинствах она могла бы заполучить любого, если бы захотела. Но Оля грустно прошептала в ответ:
- Это не так. Это ты любишь меня так, что у тебя затмевает разум, и ты видишь во мне красавицу. И я очень благодарна тебе.
Своей любовью ты вернул меня к жизни, когда я уже потеряла надежду быть любимой. За это я полюбила именно тебя. В тот раз она впервые сказала, что любит меня. Я . . .

даже не рассчитывал на это так быстро. Прошёл всего месяц с того дня. Мы были знакомы уже семь месяцев, но у неё был другой парень, которого она действительно любила. Со мной Оля хотела оставаться просто друзьями, а я так не хотел её потерять, что согласился на это жестокое условие. И вот, в жаркий апрельский день, когда я провожал Олю до дома, она не выдержала и рассказала мне всё. И то, что она уже две недели одна, что тот парень её бросил, встретив другую, более красивую ("ну и дурак, - подумал я. - Красивее-то не бывает"), что она потеряла вкус к жизни, что никто её не любит, в семье у неё непонимание, а я ничего не предпринимаю в её отношении, как последний бесчувственный чурбан.
- Я знаю, что нравлюсь тебе. Нравлюсь уже давно. Не понимаю, что ты во мне нашёл. Ведь ты - мечта многих девушек, почему ты выбрал меня? Что ты во мне нашёл? Или ты просто хочешь меня? Не понимаю - ведь есть же Катя и Инна, мне далеко до них.
- Оля, - я произнёс её имя очень тихо, но она услышала. Оля перестала говорить, но глаза её горели. - Оля, - повторил я, уже громче. - Да потому, что я люблю тебя, только тебя, не Катю, не Инну, не Наташу или Аню, а тебя. Твоё имя я выкрикиваю на улице, твоё имя я произношу перед сном, тебе я посвящаю стихи, тебя я вижу по ночам, тобой я брежу одинокими вечерами, ты и только ты являешься мне в мечтах. Оля, - ещё раз повторил я, глядя в её глубокие глаза, - я люблю тебя. В течение моей тирады Оля стояла, не шевелясь, и только краска постепенно заливала её лицо. Я говорил всё громче и громче. Редкие прохожие, оглядываясь на нас, смущённо улыбались и, оглядываясь, шли дальше. Иные оставались "досмотреть представление" до конца. Когда скопилось уже более десяти человек, Оля стала совсем красной и потянула меня за руку.
- Пойдём! Посмотри, здесь уже люди собрались! - шепнула она мне.
Я тоже покраснел, и мы зашли в её подворотню.
- Даня, ты знаешь, я ещё не определилась в жизни. Я пока не могу ответить тебе на твои чувства, ведь, как оказалось, я себя-то толком не знаю, что уж говорить о тебе. Мой парень тоже говорил, что любит меня, я поверила, и вот, что вышло. Извини, но мне нужно время, - Оля говорила тихо, но её слова чётко отпечатывались у меня в сознании. Она не оттолкнула меня! Все эти месяцы, эти мучительные месяцы я ждал не напрасно. Она поняла, что, когда я признавался ей в любви семь месяцев назад, я не лгал! Поняла, что это не было глупым юношеским увлечением или пустой игрой, свойственной некоторым подросткам. Мои чувства к ней не охладели за это время, время, которое я был вынужден ждать. Я ждал, и вот, наконец, моё ожидание было вознаграждено. Но Оля ещё не сказала, что испытывает ко мне какие-то чувства: Возможно, я опять обманываю себя, как тогда, когда мы только-только познакомились: Нет! Теперь я буду действовать! Теперь я смогу действовать, ведь не осталось больше препятствий, способных преградить мне дорогу. Я восстановлю олино разбитое сердце, вот только клей использую другой марки. Моей марки.
Это было за месяц . . .

до её признания. А в тот памятный майский вечер мы сидели у неё дома и пили чай, болтая на отвлечённые темы. Я первый решил перевести разговор в нужное русло.
- Оля, ты знаешь, я люблю тебя, - Оля слегка кивнула и поднесла чашку к губам, делая затяжной глоток. Я дождался, пока она опустит чашку, хотя было очевидно, что ей хочется оставить её у лица, чтобы я не видел меняющейся мимики. - И я хочу задать тебе вопрос, который задавал восемь месяцев назад. Ты помнишь? - Оля застыла на несколько секунд, после чего неуверенно кивнула головой. - Оля, как ты ко мне относишься?
Оля, решившая вновь поднести к губам чашку, чтобы скрыть смущение, чуть не выронила её. Помнится, когда я спрашивал её в первый раз, она только покраснела, а сейчас такое. Девушка молчала. Прошло десять секунд, двадцать, тридцать, минута, две минуты неловкого молчания. Наконец я не выдержал и стал задавать ещё вопросы.
- Оля, ты прекрасна, а я - полное ничтожество рядом с тобой. Но я чувствую, что всё же небезразличен тебе, - на глазах у неё появились слёзы. - Ты так красива, ты можешь заполучить любого, но я чувствую, что ты всё же выбрала меня. Скажи, может, я ошибаюсь, и я для тебя не более чем друг или наоборот, я действительно для тебя что-то значу? Прошу тебя, не молчи, - я говорил, не повышая голос, хотя был на пределе. - Оля, ответь мне, ответь, прошу!
И Оля ответила. Отвечая . . .
разом на все только что заданные мной вопросы, она складывала предложения таким образом, что мне всё становилось понятно: какой ответ на какой вопрос.
- Это неверно. Это ты любишь меня так, что у тебя затмевает разум, и ты видишь во мне красавицу. И я очень благодарна тебе. Своей любовью ты вернул меня к жизни, когда я уже потеряла надежду быть любимой. За это я полюбила именно тебя. Всё происходило, как в кино: вечер, мы одни, признание в любви с использованием красивых и незаготовленных фраз: Так мне впервые призналась в любви девушка.
Затем был наш первый поцелуй. По мере того, как Оля признавалась мне в любви, наши лица оказывались всё ближе и ближе друг к другу. Когда она договорила, было уже глупо что-то менять. Никто из нас никак не мог решиться, и мы застыли в этой позе секунд на десять. Невероятные десять секунд! Тот, кто никогда не ждал первого поцелуя у самых губ девушки, не способен понять мои ощущения в тот момент. Мы преодолели страх одновременно, и, как только я поборол себя, решил взять инициативу в свои руки и двинул голову навстречу девушке, Оля подалась вперёд, и наши губы встретились. Десять секунд ожидания, казавшиеся вечностью, оказались лишь песчинкой в песочных часах по сравнению с этим поцелуем. Я не знаю, сколько минуло времени, когда мы разъединили губы - мне показалось, что прошла целая вечность - лучшая вечность в моей жизни! Даже сейчас, по прошествии шести с половиной лет, я помню каждый миг этого события. Минуты делились на секунды, секунды - на мгновения, мгновения - на осознания прелести бытия. Мы бы так и сидели, застыв над столом и соединив губы, но звук дверного звонка мгновенно отрезвил нас, подействовав как ушат ледяной воды. Мы вскочили, раскрасневшиеся и взволнованные.
- Спрячься у меня в . . .

комнате. Я сейчас что-нибудь придумаю, - прошептала мне Оля, бросившись открывать дверь.
- Только убери вторую чашку со стола, - вдруг догадался я.
Оля рассеянно кивнула и побежала открывать. Я, не теряя времени даром, кинулся в её комнату, стараясь особенно не шуметь.
И тут я подумал, что про чашки-то я вспомнил, а спросить, какая комната олина, не догадался. Я и в доме-то у неё был впервые. Но по счастливой случайности я попал именно туда, куда было нужно. В это время хлопнула закрываемая дверь. Я не особо разбирал, о чём оля говорила с вошедшим человеком, но хорошо услышал, как Оля сказала, нарочно чуть не выкрикивая слова:
- Хорошо, я сейчас вынесу мусор. Секунду, только оденусь. Дверь её комнаты открылась, и я услышал бормотание её отца:
- На улице апрель. Могла бы и так выйти.
Но по-видимому у него были более важные дела, чем следить за тем, вынесет ли его дочь мусор. Тем временем, Оля уже зашла в комнату и, тяжело дыша, произнесла:
- Видишь, всё просто! Сейчас выйдем.
- А ты и в самом деле собралась переодеваться? - с улыбкой подковырнул я.
- Раз сказала - значит придётся, - решительно сказала Оля. - Только ты отвернёшься!
- И даже очки сниму, если ты хочешь, - притворно надувшись, я повернулся к ней спиной, снимая очки и прикладывая к ним чёрный носовой платок. Эффект получился потрясающий. За счёт сразу же ухудшившегося зрения я почти перестал понимать что-либо вокруг, но зато прекрасно видел отражение переодевающейся девушки в затемнённых очках. Отсутствие секса в последние два месяца моей жизни давало о себе знать, и я не удержался, продолжая смотреть и, когда Оля сняла футболку, и, когда она сняла брюки. И лишь когда на ней оказались другая футболка и джинсы, я подавил естественные желания плоти, ещё не успевшие окончательно затмить мне разум, и спрятал платок в карман.
- Всё, я готова. Так, сейчас я выйду, открою дверь, и, по моему знаку, ты выбежишь из квартиры. Я выйду сразу за тобой.
- Искренне надеюсь, - пробормотал я, - что твой отец нас не заметит.
Но всё прошло, как по маслу. Я вышел, вслед за мной - Оля с пакетом мусора в руках, который я, невзирая на протесты, перехватил.
- Оля, Ария через месяц, тебе не стоит таскать такую тяжесть! - попытался пошутить я. Как будто это ей придётся два часа держать на своей шее девушку, впадающую в эйфорию рок-н-ролла! Но я не жалуюсь, наоборот: Оля - девушка очень и очень занятая, поэтому каждая возможность увидеться с ней после уроков - это настоящий праздник. И каждый такой праздник выпадает на рок-концерты, куда мы ходим вместе уже не один месяц. Оля поняла шутку и улыбнулась. Господи! Спасибо тебе за то, что у меня есть возможность наслаждаться самой прекрасной улыбкой на свете.
Я выкинул мусор. Пора было прощаться.
- Оля, - начал я, вновь чувствуя нерешительность, - мы: целовались?!
- Да, мы целовались. Увидимся завтра, пока! Оля привычно подняла руку в знак прощания, но я не ответил, как это делал раньше. Вместо этого я сделал шаг по направлению к ней, так, что мы теперь стояли почти вплотную.
- Оля, я люблю тебя.
- И я тоже тебя люблю.
Этих слов я ждал всю свою жизнь.
Это было пять лет назад. Мы с Олей уже сдали экзамены и теперь проводили дни в праздном безделье, . . .

ожидая результатов. Нет, всё-таки мы не совсем бездельничали - мы вплотную занимались музыкальным творчеством. Научившись профессионально играть на электрогитаре и познакомившись с отличным барабанщиком Сергеем Левым, я смог поставить олины стихи на музыку. Мы с Сергеем отлично сыгрались вместе, и сотворили, не побоюсь этого громкого слова, шедевры тяжёлого рока. Правда, заслуга здесь не столько наша, сколько олина. Без её стихов мы бы ничего не смогли сделать. Кроме того, она подыгрывает нам в некоторых песнях на синтезаторе. Так течёт наша дневная жизнь - беззаботная и приятная жизнь. А по вечерам, когда регулярно приходящие друзья разбегались по домам и мы оставались вдвоём, наступало прекрасное время. Время нашей любви. Мы регулярно уезжали за город: садились в десятичасовой автобус, и уже к полуночи были на месте, километрах в ста от Питера. У нас было несколько излюбленных холмов во всех направлениях от Санкт-Петербурга, на которых был отличный вид, но на которых росло достаточно деревьев, чтобы закрыть нашу палатку от пронизывающих ветров, бушующих на склонах холма. Не то чтобы в палатке было холодно, но и особенно жарко там тоже не было, поэтому мы, укутавшись в тёплые спальники, прижимались друг к другу и согревались нашим общим теплом. Не подумайте ничего плохого, у нас до сих пор не было секса, и это уже начинало меня серьёзно беспокоить.
Дикие позывы плоти порой доводили меня до умопомрачения, и желание слиться со своей любимой девушкой не только душой, но и телом, жгло меня изнутри. Духовного единения я и Оля достигли давно. Я на удивление легко смог примириться с её верой в Бога. Более того, я стал абсолютно терпимым к любой религии и даже стал соблюдать православные посты вместе с Олей. Я не могу объяснить этот феномен, но я получаю удовольствие, разделяя с любимой девушкой неудобства поста. Но кое-что изменилось за этот год: я перестал обращаться к Богу. До того, как Оля призналась, что любит меня, я каждый вечер взывал к небесным силам с мольбой свести меня и Олю вместе. А когда это произошло, я, по-видимому, лишился цели своих молитв. Похоже, Бог всё-таки услышал меня.
В тот раз я вывез Олю в Токсово. Там есть очень . . .
красивое озеро, на одном из берегов которого можно укрыться так, что тебя не видно. Вдоволь накупавшись, мы легли на полотенца, расстеленные на траве. Ещё было только пять часов, но в мае в этом месте ещё нет дачников, и мы оказались совсем одни. Я повернул голову и увидел олино юное тело, прикрытое лишь купальником. Неожиданно меня как будто что-то ударило в голову, и я потерял разум. Чувства и желания победили скромность и стыдливость к Оле. Я приподнялся на локтях, и, глядя прямо в олины удивлённые глаза, наклонился и поцеловал её. Оля ответила на поцелуй, ия начал медленно брать ситуацию под свой полный контроль. Я перекинул ногу через олино тело, но она, поглощённая ощущениями от поцелуя, даже не заметила этого. Тогда я оторвался от её губ и начал целовать всё её лицо: и щёки, и нос, и веки, и лоб - стараясь не пропустить ничего. Затем я решил перебраться на шею, но Оля почувствовала неладное и попыталась отстранить меня.
- Ты хочешь секса? - громом среди ясного неба раздался её тихий голос.
- Нет, Оля. Я хочу стать с тобой единым целым. Я . . .

хочу слиться с тобой душой и телом, - я говорил чистую правду, как бы помпезно ни звучали мои слова.
Оля продолжала колебаться, но я решил не терять даром драгоценного времени и принялся покрывать поцелуями её шею. Оля вздрогнула от новых ощущений и расслабилась. Я целовал её бархатистый живот, поглаживая её упругие бёдра, и поднимался выше. Здесь была первая преграда - лифчик. Несмотря на робкие протесты, я снял его с олиной груди, обнажив её прекрасные груди. Не медля ни секунды, я впился в них губами, вне себя от счастья. Наконец-то! Это произойдёт буквально через десять минут: мы с Олей сольёмся воедино и станем одним существом в двух оболочках.
Но в тот момент я не размышлял подобным образом: я просто отдавался радости плотской любви. Мои губы закончили блуждать по олиным грудям и начали свой неумолимый спуск по животу. Я "процеловал" полосу от грудей до самого лобка, прежде чем наткнулся на купальные трусики. Здесь Оля пыталась оказать сопротивление, но она уже поняла, что мы и так далеко зашли, и делала это больше для виду. Под моими достаточно опытными ласками она совершенно разомлела, и в её глазах появилась страсть.
Я стянул с неё трусики, и она осталась полностью обнажённой. Вид её девственного бутона возбудил меня до окончательной потери разума, и я, не думая больше ни о чём, опустил голову между её стройных ног и аккуратно лизнул её цветок. Эффект был потрясающий. По-видимому, Оля даже не мастурбировала никогда, если от оральных ласк у неё началась такая бурная реакция: Она резко сдвинула ноги, несильно ударив меня по голове, и вся как-то сжалась, а потом расслабилась и начала стонать. Я доставлял её огромное удовольствие и только от осознания этого чуть не кончал сам. Титаническим усилием воли сдержав готовый нахлынуть оргазм, я пытался одновременно вылизывать олин клитор и смотреть, как она бьётся в конвульсиях своего первого оргазма.
Наконец я остановился. Оля ещё наслаждалась некоторое время, а после прошептала:
- Это было восхитительно. Даня, спасибо тебе. Мне никогда ещё не было так хорошо. Я переполнена множеством желаний, я. . .
- Не томи себя, Оля, - перебил я девушку. - Скажи, что ты хочешь?
- Я, я, - Оля запиналась, не зная как сказать столь "постыдную", как она считала, мысль. Наконец, она собралась с силами и произнесла. - Я бы хотела доставить тебе такое же удовольствие.
Я знал, что последует такой ответ. Оля - не первая девушка в моей жизни, и я был прекрасно осведомлён о всех тонкостях женской психологии.
Улыбнувшись, я давал Оле указания, которые она неловко, но очень возбуждающе, выполняла. Её груди, покачивающиеся из стороны в сторону в тот момент, когда она пыталась снять с меня трусы, привели меня в такое возбуждение, что я заметно усложнил задачу своей девушке. Но Оля справилась и теперь во все глаза смотрела на мой половой орган. Неудивительно: она ведь никогда раньше не видела отросток из мышц и кожи, весь пронизанный кровеносными сосудами, да ещё и имеющий изогнутую форму. Так или иначе, Оля знала, что ей нужно делать. Она взяла мой член у основания своими нежными ладошками, наклонила голову и направила его себе прямо в рот. Когда её губы сомкнулись на моём органе, я понял, что долго мне не протянуть. И действительно: пять-шесть неумелых движений, и мой член взорвался фонтаном брызг прямо в . . .

её рту. Оля испугалась и попыталась отпрянуть, но я удержал её голову руками, заставляя выпить свою сперму.
Не знаю, откуда взялось это желание, но мне всегда нравилось, если девушка выпивает мою сперму, а не проливает её себе на грудь и живот. Несмотря на то, что я достиг оргазма, один взгляд на Олю вернул мне все потерянные было силы. Я аккуратно уложил её на полотенце и поцеловал. Оля уже поняла, что сейчас произойдёт, и заметно нервничала. Я тем временем нашарил в кармане своих брюк давно заготовленный презерватив, открыл его и надел на свой вздыбленный член. Оля лежала, прикрыв глаза и ожидая. Я попытался её успокоить, но она всё равно оставалась напряжённой.
- Оля, не волнуйся, всё будет хорошо. Больно будет только в самом начале: - я говорил самые стандартные фразы, но они всё же возымели эффект, потому что Оля, хоть и немного, но расслабилась.
- Ты можешь всё сделать сама. Направь его в себя, - я предоставил Оле полную свободу действий, и это меня безумно возбуждало.
Оля последовала моему совету, но руки её тряслись от страха, и мне пришлось направить её кисть самому. Когда головка члена коснулась её половых губ, я почувствовал, что девушка подо мной вновь напряглась.
- Оля расслабься. Отдайся своим чувствам, - как заклинание шептал я ей.
И в тот момент, когда мои слова наконец достигли её замутнённого сознания и она расслабилась, я вошёл в её тело.
Крик боли отрезвил меня, выведя из секундного состояния эйфории.
- Потерпи, Оля. Сейчас всё пройдёт. Одна-две минуты, и тебе снова будет хорошо, - убеждал я девушку, говоря, между прочим, чистую правду.
И действительно: мы застыли в той позе, в которой Оля потеряла свою невинность, примерно на минуту, после чего она совершила непроизвольное движение, чем возвратила меня в высшую степень возбуждения. Я, продолжая полностью себя контролировать, сделал движение членом внутри Оли. Это было невероятно: ещё никогда мне не было так хорошо с девушкой! Оле уже давно семнадцать, но её пещерка была такой же, как у двенадцатилетней девочки. Убедившись, что никаких признаков боли Оля не проявляет, я продолжил движения. Вскоре Оля начала тихо постанывать, а потом мы, не в силах себя сдерживать, начали кричать от наслаждения.
Сбылась моя мечта: мы воистину стали единым целым. Наши руки и ноги связывались хитроумными сплетениями, наши губы не отрывались друг от друга - два наших тела стали одним. Наши сознания покинули тела и вели свою беседу на более высоких уровнях реальности, снисходительно поглядывая на нас, знающих только такой способ единения. Время перестало существовать: был только человек. Я и Оля. Один человек. Мы - единое целое. Мы дошли до этого. В момент осознания того, что мы достигли божественности, нас накрыла волна оргазма.
У нас это произошло одновременно - ведь мы были единым целым - и теперь, не отпуская друг друга, разрывались на части от величайшего наслаждения. Так продолжалось до тех пор,. . .
пока к нам не вернулось ощущение времени. Мы посмотрели друг на друга и улыбнулись. Взошедшее из-за вершин деревьев солнце осветило первыми лучами наши светящиеся от радости лица. Я пошарил по земле и, поймав где-то свои часы, удивлённо уставился на электронные цифры.
- Какой светлый закат, - мечтательно протянула Оля.
- Оля, - протянул я, до сих пор не веря в то, что мы отдавались друг другу более двенадцати часов, - это рассвет.
Оля . . .

удивлённо посмотрела на меня, затем на подставленные мной часы, подумала немного и вновь расслабилась.
- Какая, в сущности, разница, - я всё понял.
- Господи, Даня, как же я тебя люблю! - олины руки обвили мне шею.
- И я тебя, Оля, тоже очень люблю! - и мы соединили наши губы в поцелуе. 22-24. 10. 2005 Санкт-Петербург Все желающие высказаться по поводу этого текста, прошу! Пишите на
Буду очень рад узнать ваше мнение об этом тексте и мнение обо мне, составленное на его основе, независимо от того, каким это мнение будет. Заранее благодарю.


12:24 07.01.2018



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Популярное

Что важнее в тренажерном зале - похудеть или приве

Сколько раз замечала: любое, даже самое полезное дело надо делать через какие-то заборы и препятстви...

Исландия - страна фантастических вулканов и фьордо

Исландия – далекая сказочная страна, расположенная на самом краю света. Город Рейкьявик – сердце Исл...

Вкусные рецепты: салат грибной дождь., Суфле "

салат грибной дождь.Грибы отварить 10 – 15 минут. Лук нарезать кольцами и обжарить. Грибы, обжаренны...

Брюква. Чем она полезна и как её выращивать?

Брюква — родная сестричка капусты. Эта замечательная овощная культура, к сожалению, в нас...

Хватит из своих детей делать неудачников.

   О! В наше время очень любят  рассуждать о малолетних нарушителях.  Сейчас ...

Стресс

Практически неизбежное последствие любого конфликта – стресс. Его неприятные признаки (повышенная во...

Что следует знать, для того, чтобы купить инвертор

Что важно знать, для того, чтобы купить инвертор сварочный а так же советы по его выбору Вы приняли ...

Как правильно выбрать нарядное платье для девочки

Каждая девочка хочет быть сказочной принцессой, феей или доброй волшебницей. А мы, взрослые, видим, ...

Советы потребителям: обзор матрасов бренда Perrino

Многим необычным открытиям науки мы обязаны господину случаю. Так произошло и с ортопедическими матр...

Анемоны, посадка и уход

С греческого языка слово «анемона» переводится как «дочь ветров» или «дуновение», поэтому ещё это ра...



О информационном портале:

Наш веб-сайт создан для посетителей, стремящихся непрерывно совершенствоваться во всех сферах жизни. Каждый для себя найдет что-то интересное и подчеркнет из статьи полезные вещи. На сайте описано огромное количество моментов, которым в повседневной жизни вы найдете практическое применение. Отсутствие навязчивой рекламы, политики и новостных лент, наличие легкого юмора и полезных рассказов делает наш интернет портал комфортным для чтения.

Полезная и познавательная информация, которая сконцентрирована на нашем сайте дает возможность ответить на отдельно интересующие вас вопросы. Для того, чтобы каждый посетитель на нашем портале смог в кротчайшие сроки отыскать нужную, для него информацию, мы максимально упростили интерфейс и улучшили систему поиска необходимой статьи. Теперь нет нужды тратить большое количество времени для поиска ответа на интересующий тебя вопрос.